<<назад

17.04.2017г.
Идеологические границы внутри мусульманской уммы на Северном Кавказе слишком зыбки

Антон Чаблин

Сегодня примерно десятая доля представителей мусульманской уммы Ставрополья – потенциальные радикалы, приходит к выводу судебный психиатр Константин Небытов.

Это порядка 24 тысяч человек. Эксперт предлагает создать в крае Комитет по делам религии, который бы занялся «точечной» работой с миссионерами, духовными вузами и конфессиональными общинами.

Террор расползается по Европе

Поздним вечером 8 апреля в норвежской столице Осло полицейские нейтрализовали взрывное устройство. Как заявил шеф полиции Видар Педерсен, бомба была заложена на улице неподалеку от подземной станции Груенланд (ровно в миле от комплекса правительственных зданий). Полиции пришлось эвакуировать людей из баров и ресторанов, бомбу взорвали дистанционно с помощью робота-сапёра.

Подозреваемый был арестован, хотя норвежское МВД заявило, что никаких подробностей о нём не сообщит. Это якобы связано в том числе и с тем, что с 7 апреля все правоохранительные органы Норвегии переведены в состояние повышенной боевой готовности после теракта в соседней Швеции: напомним, грузовик врезался в толпу, в результате чего погибли четверо и получили ранения 15 человек. В нападении обвиняется 39-летний выходец из Узбекистана.

Известно, что бомба была изготовлена из пустой канистры, а в качестве поражающих элементов использовались гвозди. Также норвежские журналисты выяснили, что предполагаемому террористу 17 лет, его семья семь лет назад переехала с Северного Кавказа в Норвегию и подала прошение о предоставлении временного убежища.

Вчера, 10 апреля, судья окружного суда Осло Мэдс Вильгельм Руланд постановил, что полиция имеет право задерживать подозреваемого ещё в течение двух недель (слушания по требованию прокуратуры проводились за закрытыми дверями). В то же время адвокат задержанного подростка Айзэ Карине Сигмонн после заседания в общении с журналистами Reuters заявила, будто бы её подзащитный – никакой не исламист и даже выступает против насилия. Ну а муляж бомбы он изготовил якобы шутки ради.

Впрочем, заявление адвоката опровергают данные Службы безопасности полиции Норвегии (PST): она несколько раз «превентивно» контактировала с молодым человеком после того, как были высказаны опасения относительно его радикализации.

Анклав формируется годами

Почему молодёжь становится приверженцами радикальной идеологии? Недавно исследование на эту тему провел один из крупнейших на Северном Кавказе специалистов по вопросам психологии и психофизиологии человека Константин Небытов (он возглавляет центр судебной психиатрии им. Д. Р. Лунца). Он поделился результатами своих наблюдений, проведенных по персонографическим данным Центра противодействия экстремизму ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю, с «Кавказ Пост».

Одна из подобных «групп риска» – молодые люди, которые сменили христианство на радикальный ислам. Если два года назад удельный вес сменивших веру через интернет составлял 70%, то в прошлом их доля сократилась до 50%. При этом стал нарастать прозелитизм через друзей (таких 35% – второе место) и через замужество (15% – третье место). Эти данные указывают на формирование социокультурной нормы «радикального ислама». То есть формальные социальные коммуникации не вызывают отторжения подобных лиц (более того, создание семей говорит об их социальной приемлемости).

Не менее 60 человек на Ставрополье, принявших т.н. «радикальный ислам», – это молодые люди в возрасте 13 до 18 лет, отмечает Константин Небытов. Данный факт говорит о неэффективности системы профилактики в системе общего и среднего специального образования в крае. Фактически на территории Ставропольского края сегодня сформировался конфессионально-социальный анклав, делает вывод Константин Небытов. Его численность исследователь оценивает примерно в 23 тысячи человек (примерно 10% от общей численности мусульманской уммы в регионе).

При этом создание семей внутри этого анклава несёт в себе вторую угрозу – воспитание последующих поколений уже в данной традиции. Иными словами, на Ставрополье идет формирование второй этноконфессиональной нормы, которая за счет стремительного роста численности постепенно вытесняет социальную и правовую норму.

Как бороться с радикализмом

Небытов оценивает разные районы Ставрополья по степени риска. Оказывается, больше всего радикалов вовсе не в восточных территориях, как принято считать… и в крупных городах: Ставрополе, Кисловодске и Пятигорске. Ведь именно здесь сконцентрированы вузы, куда массово и приезжает молодежь из сельских районов. В итоге, констатирует Небытов, на западе Ставрополья формируются очаги анклавизации радикального ислама, а на востоке, напротив, угасают христианские анклавы.

Причем этот процесс имеет как четкий временной цикл (4-5 лет: поступление в вузы и возвращение обратно), так и явную географическую структуру (каналом перетекания выступает трасса «Кавказ», связывающая Кавминводскую и Ставропольскую агломерации).

Небытов на основе результатов своего исследования обратился к губернатору Ставрополья с предложением создать в регионе Комитет по делам религий. Он должен заниматься изучением и анализом развития религиозной ситуации (в том числе работы религиозных объединений, миссионеров, духовных организаций образования), проведением религиоведческих экспертиз и так далее. Пока предложение Небытова осталось без ответа.

Антон Чаблин

Источник: https://capost.media/news/society/ideologicheskie-granitsy-vnutri-musulmanskoy-ummy-na-severnom-kavkaze-segodnya-slishkom-zybki/