<<назад

Тюремная психиатрия: вторжение на чужую территорию?

(«Ставропольский репортёр» № 45 (152) от 13 ноября 2012 г.)

 

На протяжении текущего года электронные и печатные СМИ региона практически ежемесячно передавали информацию о смерти лиц, содержащихся в исправительных учреждениях края (тюрьмах, лагерях, КПЗ). Все сообщения заканчивались кратко: «по факту смерти ведётся проверка». Нас уже приучили к мысли, что человеческая жизнь стоит дёшево, тем более в местах лишения свободы. Но давайте задумаемся о том, что в следственных изоляторах содержатся не только люди, уже осуждённые за совершённые преступления, но также те, чья вина ещё требует доказательств. А сколько тех, кто попал на зону в результате рокового стечения обстоятельств?

Не будем сейчас говорить о причинах, которые приводят человека в места лишения свободы. Российская судебная система настолько несовершенна, что оказаться за решёткой может каждый, вне зависимости от склонности к совершению правонарушений. У оказавшегося в условиях изоляции человека обязательно возникает вполне закономерный вопрос: как ему выжить в этой непривычной и жестокой среде, которая так не похожа на окружавшую его ранее? Приспособиться к условиям тюрьмы или лагеря получается далеко не у всех. Отсюда – увеличивающееся число самоубийств, а также межличностных конфликтов, закачивающихся смертельным исходом.

Поддерживать физическое здоровье, находясь в местах не столь отдалённых, далеко не просто. Ещё труднее сохранять трезвый рассудок, т.е. здоровье психическое. Теоретически администрация исправительных учреждений должна этому максимально способствовать, так как её основная задача – поставить человека, совершившего преступление, на путь исправления. А как обстоят дела на практике?

 

Благие намерения законодателей

Российские законодатели всерьёз обеспокоены проблемой психического здоровья заключённых. Так, ещё в октябре 2010 г. специальным Постановлением Правительства была принята «Концепция развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г.». Среди положений, содержащихся в документе, есть требование повышения уровня работы учреждений, исполняющих наказание, до европейского; говорится о гуманизации условий содержания лиц, находящихся под стражей или отбывающих наказание; гарантируется соблюдение их прав и законных интересов. Соответственно, развитие медицинской службы в уголовно-исполнительной системе (УИС) должно совершенствоваться параллельно с совершенствованием системы здравоохранения в стране.

Однако, как показывают исследования НИИ Федеральной службы исполнения наказаний, обеспеченность российских исправительных учреждений кадрами для оказания квалифицированной психолого-психиатрической помощи, крайне недостаточна. Из 840 учреждений исправительной системы, существующих в России, лишь 36 имеют достаточный штат специалистов соответствующего профиля. Эти данные подтверждаются Центром социальной и судебной психиатрии им. В.И. Сербского.

Как ни прискорбно, но количество заключённых в нашей стране не снижается. Наоборот, прослеживается противоположная тенденция: ежегодно число лиц, направляемых в исправительные учреждения для отбывания наказания, неуклонно растёт. Вполне естественно, что общая переполненность тюрем и лагерей ведёт к резкому ухудшению условий содержания заключённых, что негативным образом влияет на их психическое здоровье. Кроме того, неуклонный рост числа заключённых увеличивает нагрузку на работников уголовно-исполнительной системы, что в свою очередь снижает возможность качественного оказания необходимой медицинской помощи.

Но о каком качественном медицинском обслуживании может идти речь, если необходимое количество квалифицированных специалистов-психиатров в системе УИН просто-напросто отсутствует? Выходом из сложившейся ситуации, на наш взгляд, может стать привлечение к сотрудничеству гражданских специалистов, готовых предоставлять свои услуги уголовно-исполнительной системе.

 

Гражданская медицина: шаг навстречу

Независимый медицинский центр им. Д.Р. Лунца существует в Ставрополе уже более года. В компетенцию его сотрудников входит, в том числе, обследование лиц, страдающих нервными заболеваниями и психическими расстройствами. Не так давно директор Центра Константин Небытов направил в Управление ФСИН по Ставропольскому краю, а также в Центр изучения проблем исполнения наказаний НИИ ФСИН информационное письмо, в котором изложил мнение гражданского специалиста по вопросу повышения эффективности реализации указанной выше Концепции на территории нашего региона.

В частности, в письме предлагаются услуги Центра по безвозмездному психолого-психиатрическому освидетельствованию лиц, находящихся в местах лишения свободы. По его мнению, это необходимо для профилактики, диагностики и лечения заболеваний, распространённых среди лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, что, в свою очередь, приведёт к снижению количества несчастных случаев, заканчивающихся получением инвалидности, а часто и смертельным исходом.

Ответ из Федеральной службы исполнения наказаний до настоящего времени автором письма не получен. Но, как показывает практика, понимание со стороны своих коллег из уголовно-исполнительной системы гражданские специалисты находят далеко не всегда. Зачастую их готовность помочь воспринимается как своего рода вторжение на чужую территорию.

 

Столкновение интересов?

В соответствии с действующим законодательством, работать с заключёнными независимым врачам-психиатрам и психологам не возбраняется. Так, в Федеральном законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» от 2 июля 1992 г. чётко прописано, что все лица, без исключения, страдающие психическими расстройствами, могут по собственному желанию выбирать специалиста для оказания медицинской помощи в составе работы соответствующей комиссии.

О том же говорит и статья 26 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21 ноября 2011 г., где прямо сказано, что при невозможности оказания квалифицированной медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы лица, заключённые под стражу или уже отбывающие наказание, имеют право на её оказание в медицинских организациях государственной либо муниципальной системы здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций, в том числе за счёт бюджетных средств. Как мы видим, для тех случаев, когда нет возможности провести медицинское освидетельствование специалистами УИС, предусмотрено финансирование специалистов гражданской системы здравоохранения.

Теоретически всё выглядит гладко: почувствовав изменение психического состояния, сам заключённый либо его родственники обращаются с заявлением в администрацию колонии или следственного изолятора с заявлением о проведении медицинского обследования. Согласно законодательству, в состав комиссии могут быть включены также гражданские специалисты. Вот тут-то и проходит граница интересов психиатров из системы УИН и независимых медицинских экспертов, к данной системе не имеющих прямого отношения и от неё не зависящих.

 

Инцидент в Дыдымской колонии

В течение 2012 г. в Медицинский Центр им Д.Р. Лунца обратились родственники сразу трёх осуждённых, отбывающих наказание в исправительной колонии № 6 (Курской район, х. Дыдымкин). В рамках оказания психолого-психиатрической помощи сотрудниками Центра были проведены соответствующие медицинские освидетельствования, по результатам которых у троих осуждённых были диагностированы тяжёлые психические расстройства, препятствующие дальнейшему отбыванию наказания.

Результаты психолого-психи-атрической экспертизы ни в коем случае не говорят о том, что всех троих следует немедленно освободить из колонии и отправить домой. Из медицинского заключения следует, что указанных людей следует направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу, в противном случае нахождение их среди других заключённых будет представлять угрозу как для самих больных, так и для окружающих.

Однако, несмотря на наличие всех необходимых документов администрация колонии не спешит принимать во внимание заключение врачей. Как следует из ответа заместителя начальника Управления ФСИН по Ставропольскому краю А.Н. Ющенко, полученного руководством Центра им. Д.Р. Лунца, медицинские заключения, сделанные специалистами Центра, не могут быть приняты во внимание администрацией колонии, так как в соответствии с Постановлением Правительства РФ «О медицинском освидетельствовании осуждённых, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», освидетельствование указанных лиц может быть проведено только комиссией, состоящей из специалистов лечебно-профилактических учреждений, входящих в структуру УИС. Соответствующее Постановление было принято в 2004 году, и только оно регламентирует проведение психолого-психиатрического освидетельствования заключённых.

Всё сказанное выше дополняет ответ, полученный из ФСИН РФ, в котором написано, что иных врачебных комиссий, имеющих право медицинского освидетельствования заключённых, указанным Постановлением не оговорено, а значит, ни о каком участии гражданских врачей в работе комиссий не может идти речь.

Но как же быть с указанными выше пунктами федеральных российских законов, которые должны иметь большую силу, нежели Постановление правительства? Никаких ссылок на иные законодательные акты в ответах чиновников ФСИН мы не находим.

 

Противостояние законов

В процессе беседы и ознакомления с документами Константин Небытов рассказал, что администрация Дыдымской колонии не принимает во внимание требования родственников заключённых о присутствии гражданских специалистов в составе медицинских комиссий. Все отказы аргументируются ссылками на указанное Постановление правительства. Законные представители заключённых, в свою очередь, ссылаются на федеральные законы, считая доводы сотрудников УИС несостоятельными и требуя участия в комиссиях независимых экспертов.

В настоящий момент сложилась странная ситуация: гражданские специалисты провели независимые медицинские обследования трёх заключённых дыдымской колонии, выявив у последних наличие тяжёлых психических заболеваний. Необходимо всего лишь организовать совместную работу врачей, которая подтвердит либо опровергнет эти заключения. На этот шаг сотрудники УИС идти не хотят, заявляя, что обследование будет проведено исключительно врачами – специалистами колонии.

На сегодняшний день конфликт уже перерос региональные рамки. В него втягиваются всё новые участники: федеральное руководство ФСИН, независимые медицинские организации, правозащитники. Написаны десятки жалоб и ответов на них. Но воз, как говорится, и ныне там.

Как уже неоднократно случалось, на Ставрополье в очередной раз вырисовывается сложный юридический прецедент, демонстрирующий всё несовершенство действующего законодательства. А пока чиновники и правозащитники доказывают друг другу свою правоту, ссылаясь на пункты законов и рассуждая о гуманизме, люди, находящиеся в заключении, продолжают оставаться без квалифицированной медицинской помощи, а СМИ всё чаще публикуют информацию о растущей смертности в российских тюрьмах.

 

Ростислав ВОЛЬФ

 

Источник:http://www.stav-reporter.ru/index.php/2011-01-30-13-09-27/2283--------45-152--13--2012