<<назад

Почему «закрытая» система остаётся самой закрытой? «АиФ/СК №33»

    В начале августа Межрегиональной общественной организацией Общественный Совет ЮФО и СКФО была утверждена программа медико-правовой помощи осужденным с психическими расстройствами.  Проект совместный – к нему привлечены специалисты Независимого медицинского центра имени Д.Р. Лунца. Между тем, ситуация с оказанием помощи больным людям, попавшим за решётку, сегодня обозначилась достаточно остро. Реформа пенитенциарной системы обещает много, но на деле, как утверждают эксперты, имеют место пытки на стадии проведения следствия в полиции,  продолжающиеся в тюрьмах и колониях, нередко кишащих инфекционными заболеваниями. О масштабах «охвата» туберкулёзом и гепатитом ходят легенды. Есть случаи, когда здоровые люди, пройдя тюремные испытания, становились инвалидами, а заключённые с психическими расстройствами  и другими тяжёлыми заболеваниями, не получали шанса выйти на свободу досрочно – по состоянию здоровья. Да, они зеки, преступники, уголовники, но - они тоже наши граждане. И сесть, как ни печально, можно в результате судебной ошибки или сфабрикованного дела. «От тюрьмы и от сумы не зарекайся» – народная мудрость в наши дни звучит, увы, весьма злободневно. Проблему обсуждаем с  директором Независимого медцентра   имени Д.Р. Лунца, судебным  пcихологом-экспертом Контантином Владимирович  Небытовым. 

Показания выбиты, больные «закрыты»? 

- То, что в местах не столь отдалённых заключённые нередко подвергаются унижениям и физическому давлению, не секрет. Но каковы масштабы этого явления, не надуманна ли проблема и в СИЗО, ИВС, тюрьмах условия содержания и обращение с «ЗК»  абсолютно прозрачны и никаких методов воздействия не используется?

- Тюремная система была и остается до сих пор одной из самых закрытых. Несмотря на то, что создаются наблюдательные комиссии, выходят нормативные акты,  призванные сделать эту систему прозрачной и более доступной для посещения общественными организациями, реально ситуация не меняется. О масштабах судить не буду, но те случаи, которые проходили через наш Центр – поражают. Примеры приводить непросто – называть фамилии людей не буду, нельзя им навредить – они и без того  в жуткой ситуации. Так, один осуждённый с рождения страдает тяжёлым органическим  заболеванием  головного мозга. Болезнь его прогрессировала – он перенёс 2 тяжёлые травмы головного мозга с контузиями. Не раз был госпитализирован – в нейрохирургический и неврологический стационары, регулярно – в психиатрическую больницу с утяжелением диагноза психических расстройств. Последний диагноз – органическое расстройство личности в связи с травмой головного мозга с выраженными эмоционально-волевыми расстройствами. Отбросим терминологию -  этот человек невменяемый. Уже в колонии он совершил попытку суицида. И по закону  должен быть подвержен недобровольной госпитализации  в психиатрическую больницу, поскольку представляет непосредственную опасность для самого себя, говоря медицинским языком.  Однако решение о его освобождении не принято до сих пор, т.к. в проводившую обследование медицинскую комиссию не были включены врачи-психиатры (!), хотя в постановлении суда четко указывалось - решается вопрос об освобождении в связи с тяжелым психическим расстройством. Страшно видеть такое. Скорее всего, преступления, за которое он попал за решётку, этот больной человек не совершал. Если не ошибаюсь, речь идёт о разбойном нападении. И были свидетельские показания в его защиту, а после общения с полисменами проводилась экспертиза – на теле мужчины зафиксированы следы от ударов, нанесённых тупым предметом. По некоторым  данным, показания добывались принудительно. Мужчина инвалид 2 группы по психзаболеванию, пенсия его приходит на колонию. Это тоже больной вопрос – получает ли он её? К сожалению, такие случаи не единичны. 

Проформа реформы?

- Насколько система УФСИН готова к сотрудничеству и реформе?

- На данный момент УФСИН по Ставропольскому краю на наши обращения не реагирует, отправляя нас в вышестоящие инстанции, несмотря на то, что согласно нормативно-правовым актам Минюста и уголовно-исполнительному кодексу РФ решение должно приниматься на региональном уровне. О чём нам официально сообщили в НИИ ФСИН г. Москвы – это было ещё до того, как нас интеллигентно «отфутболили» здесь. Лично я усматриваю в этом нежелание сотрудничать, о мотивах судить не буду, но они явно не нацелены на улучшение ситуации в соответствии с реформой ФСИН.

- Есть ли шансы ситуацию изменить и возможно ли это вообще в нашей стране? 

- Что нужно сделать, чтобы ситуацию переломить!? Нужно, чтобы сотрудники,  отвечающие за судьбы осужденных, выполняли требования закона. Чего мы от них и пытаемся добиться. Мы хотим помочь людям, находящимся в местах лишения свободы, и я даже не побоюсь этого сказать, что мы единственные пока в крае,  кто решился на подобное. Тесно взаимодействуем с Общественным советом ЮФО и СКФО. Будем надеяться,  что все у нас получится. 

Охота на ведьм?

- Сегодня много говорят о пятигорском педофиле, подозреваемом в изнасиловании и убийстве Ани Прокопенко. Он сознался в преступлении, но у некоторых людей есть сомнения – того ли взяли? А если в погоне за быстрым результатом улики «подогнали» под конкретного подозреваемого? Да, он не раз сидел, но совершил ли данное преступление? А потом вдруг выяснится, что настоящий преступник  на свобод и продолжает свой кровавый путь. Ведь и такое бывало?

- Эта проблема у нас в крае напоминает «охоту на ведьм», особенно по преступлениям в отношении малолетних и несовершеннолетних. Фактически за счет таких дел судебно-психиатрическая экспертиза утратила свое значение, а диагноз «педофилия» потерял свой смысл. Не буду судить по данному конкретному делу, скажу только, что в тех случаях, в которых нас привлекали в качестве специалистов ни у одного обвиняемого данного психического расстройства установлено не было. Однако, несмотря на это, выносился обвинительный приговор, т.е. психически здоровому человеку инкриминируются действия психически больного, что полностью уничтожает смысл экспертизы и ее необходимость. 

Елена Евдокимова, «Аргументы и Факты/ Северный Кавказ №33»

Досье: 

Константин Небытов родился в Ставрополе, выпускник Санкт-Петербургского госуниверситета, кафедра медицинской психологии и психофизиологии, директор Независимого медицинского центра им. Д.Р. Лунца, судебный психолог-эксперт, член Палаты судебных экспертов.

Автор ряда работ - «Программа медико-правовой поддержки осужденных с психическими расстройствами» (2012); «Защита прав и законных интересов лиц, получающих психиатрическую помощь» (2011); «Комплексная психолого-психиатрическая оценка лиц, совершивших развратные действия в отношении малолетних»- в соавторстве (2012).